Понедельник, 05 ноября 2012 апдейт:

Принудительный выкуп неиспользуемого жилья в Великобритании

Органы местного самоуправления Великобритании вправе осуществлять принудительный выкуп неиспользуемого жилого помещения, если локальное сообщество испытывает острую нехватку жилья. При этом допускается нарушение основополагающих гражданских прав его собственника. Такое решение приняла административная коллегия Высокого суда, the High Court of Justice, отклонив заявление об отмене приказа о принудительном выкупе, поданное бывшим собственником жилого помещения и обоснованное тем, что он отсутствовал в связи с необходимостью ухаживать за больной матерью.

 

Правовая основа режима принудительного выкупа

Закон «О жилищной политике» 1985 года, the Housing Act 1985, предоставляет органам местного самоуправления право приобретать жилые дома или здания, которые могут быть переоборудованы для проживания граждан, а также занятые ими земельные участки, путем заключения договора или издания приказа о принудительном выкупе. Данная норма введена в рамках политики, направленной на повышение эффективности при использовании жилищного фонда в Великобритании, испытывающей дефицит социального жилья.

В отношении принудительного выкупа помещений регулирующее эту сферу Министерство по делам местных сообществ и местного самоуправления, the Communities and Local Government Department, устанавливает, что его издание допускается только в случае, когда это необходимо в интересах общества и соблюдаются гражданские права лиц, имеющих интересы в земельном участке. Главными целями при введении этого полномочия заявлялись решение вопроса об изъятии земель в целях жилищного и сопутствующего (в том числе дорожного) строительства, эффективное использование пустующих жилых помещений, а также переоборудование или ремонт объектов недвижимости, не отвечающих требованиям для проживания граждан.

Особенно серьезной стала проблема пустующих жилых помещений, которых на территории Англии насчитывалось 869 тысяч по состоянию на 1993 год. Благодаря введению новой жилищной политики данный показатель снизился до 732 тысяч к 2002 году. Несмотря на положительную динамику, проблему нельзя считать решенной. К тому же сохранился вопрос пустующих жилых домов частного сектора, которые составляли более чем 80 процентов от общей статистики. Почти половина из них пустовали не менее чем полгода.

В 2003 году Правительство Великобритании провело отдельные консультации по вопросу пустующих жилых помещений, на основании которых издан закон «О жилищной политике» 2004 года, the Housing Act 2004, вводящий полномочие органов местного самоуправления вступать во владение пустыми домами на ограниченный срок и обеспечивать их заселение. Решение об осуществлении этого полномочия должно оформляться приказом о введении управления пустующим жилым помещением.

Для этой цели орган местного самоуправления издает предварительный приказ с согласия трибунала по вопросам жилья. Перед тем как дать согласие трибунал должен удостовериться в нижеследующем:
- на жилое помещение не распространяются предусмотренные законом исключения;
- в нем отсутствуют жильцы на протяжении не менее чем шести месяцев;
- отсутствуют разумные основания полагать, что оно будет заселено в ближайшем будущем;
- имеются разумные основания полагать, что в случае издания приказа оно будет заселено;
- органы власти приняли разумные меры для того, чтобы (а) известить собственника о предполагаемом издании приказа и (б) выяснить, какие действия он совершает или предполагает совершить в целях обеспечения заселения объекта;
- выполняются прочие установленные требования.

 

Изменение правил жилищной политики решением Высокого суда

В ходе реализации данной политики возникают противоречия между потребностями общества и правами собственников жилых помещений, которые могут быть нарушены при изъятии временно неиспользуемого жилья. Свою позицию по данному вопросу в октябре 2012 года сформулировал Высокий суд Великобритании при рассмотрении заявления бывшего собственника жилого дома, изъятого на основании приказа о принудительном выкупе.

Собственник просил отменить приказ на том основании, что изъятое у него жилое помещение нельзя считать пустующим для целей закона «О жилищной политике» 2004 года, the Housing Act 2004, и данное изъятие нарушает его права, предусмотренные Европейской конвенцией о правах человека. В частности он ссылался на статью 8 – право на уважение личной и семейной жизни.

В целях изучения обстоятельств дела был привлечен инспектор, подготовивший отчет с подробным описанием событий и причин, повлекших издание приказа о принудительном выкупе жилого дома. Как оказалось, начиная с 2003 года владелец дома редко появлялся по своему основному месту жительства и проживал на значительном удалении от него в связи с необходимостью ухаживать за больной матерью. Инспектор подчеркнул, что на протяжении этого времени владелец не принял никаких мер, чтобы организовать надлежащее содержание дома и контроль за его состоянием.

По этой причине дом пришел в негодность, в том числе разбиты окна и невозможно использовать двери. Невзирая на утверждения владельца, что этот дом является его основным местом проживания, инспектор признал его пустующим и не используемым, основываясь на отсутствии в нем проживающих лиц и ненадлежащем содержании. Отдельно было отмечено состояние сада, которое «усиливало атмосферу небрежности и запустения».

Высокий суд и инспектор согласились с тем, что принудительный выкуп жилья нарушает права собственника, предусмотренные статьей 1 первого протокола к Европейской конвенции о правах человека, а также предусмотренное статьей 8 этой конвенции право на защиту семьи. Ведь в противном случае он был бы поставлен перед странным выбором: отказать больной матери в помощи и сохранить за собой жилье или переехать к ней и рисковать утратой этого жилья.

Однако отчет инспектора наглядно и неоспоримо подтвердил, что жилой дом оставался без жильцов и присмотра значительное время, и его дальнейшее использование по назначению было маловероятным. Издавший приказ о принудительном выкупе орган местного самоуправления убедительно доказал, что муниципальное образование испытывало острую нехватку жилья и издание этого приказа послужило интересам местного сообщества, имеющим приоритет перед интересами отдельного собственника.

На основании этих обстоятельств судья Высокого суда Кеннет Паркер (Kenneth Parker) вынес решение об отклонении заявления и правомерности принудительного выкупа жилого помещения.

Юридический перевод с английского и немецкого языка.

Москва.

Перевод с английского и немецкого языка: 400 руб./стр.

Стоимость перевода новых редакций ранее переведенных документов: 200 руб./стр.

Перевод законов: индивидуально (пишите).

Подробнее о стоимости и услугах переводчика.

Image

translate@en-cn.ru

Copyright © 2014-2020. Переводчик с английского и немецкого. Москва.