Толкование договора не причиняет ущерб правам сторон, а преддоговорные переговоры — причиняют. Часть 7 из 9

Поскольку заявления, сделанные сторонами с целью достичь мирового соглашения, зависят от соображений экономической целесообразности, заявление по поводу спорного факта обычно не имеет доказательной ценности; оно не релевантно как признание факта. Если ответчик, стремясь заключить мировое соглашение, согласился с тем, что половина товаров была дефектной, то, на самом деле, невозможно вывести из этого заключение о том, что половина товаров действительно была дефектной.

Источник: (Oxford Legal Studies) Without Prejudice Interpretation – With Prejudice Negotiations (2011)

Следовательно, правило о непричинении ущерба в силу самой своей природы лишает заявления, сделанные для целей мирового соглашения, применимости в качестве доказательства для выведения заключений о фактах из заявлений, сделанных под условием непричинения ущерба. Если это так, то неизбежно поднимается следующий вопрос. Если исходить из того, что в качестве помощи при толковании допустимы только объективные факты, возникающие во время переговоров, каким образом они могут заключаться в заявлениях, сделанных под условием непричинения ущерба, которые по своей природе не имеют доказательной ценности?

Мы уже видели, что во время толкования договора мы должны задать вопрос, какой смысл был бы придан соглашению разумным лицом, обладающим всей доступной сторонам контекстуальной информацией. Но каким образом разумное лицо может вывести объективные факты из нерелевантных заявлений?

Чтобы оценить значимость этого вопроса, необходимо внимательнее присмотреться к фактам дела "Oceanbulk". Спор был связан с договорами фрахта под условием оплаты в порту выгрузки (forward freight agreements). Такой договор представляет собой своп-соглашение со ставкой на то, что расчетный курс (который представляет собой среднее значение опубликованных курсов, приведенных в соответствующем индексе) в определенную будущую дату будет выше или ниже договорного курса. В соответствии с договором продавец ставит на то, что рыночный курс на даты расчета будет ниже договорного, а покупатель ставит на то, что он будет ниже. Если в расчетную дату курс будет выше, продавец обязан оплатить разницу между курсами, умноженную на срок действия договора. Если ниже, то покупатель уплачивает продавцу оговоренную сумму.

В 2008 году рынки фрахта были очень волатильными. Индекс суточных курсов тайм-чартера на Балтийской бирже упал с уровня примерно 200 000 долларов США в день (май 2008 г.) до 3 000 долларов США (декабрь 2008 г.). Рассматриваемые договоры фрахта предусматривали даты расчета в течение этого периода. В конце мая 2008 года заявители апелляции TMT оказались в невыгодном положении и задолжали ответчику "Oceanbulk" более 40 млн долларов США и скорее всего задолжали бы еще 30 млн в течение следующего месяца. Если бы "Oceanbulk" расторгла договоры фрахта в связи с неисполнением, то TMT была бы обязана уплатить 300-400 млн в качестве оговоренных убытков.

TMT не исполнила свои обязанности и просила дать срок на оплату. Стороны начали переговоры в поисках мирового соглашения; их проводили представители и солиситоры сторон. Далее стороны заключили мировое соглашение в письменной форме. Они договорились (а) зафиксировать 50 % стоимости каждого договора фрахта на 2008 год на основе разницы между договорной ставкой и средним уровнем цен закрытия за десять дней по соответствующим Балтийским индексам от 26 июня 2008 года; и (b) сотрудничать в целях закрытия остальных 50 % открытых договоров фрахта 2008 года против рынка по самым лучшим условиям, доступным к 15 августа 2008 года.

Спор возник по поводу значения пункта (b).

Материалы на похожую тему:

Юридический перевод с английского и немецкого языка.

Москва.

Перевод с английского и немецкого языка: 400 руб./стр.

Стоимость перевода новых редакций ранее переведенных документов: 200 руб./стр.

Перевод законов: индивидуально (пишите).

Подробнее о стоимости и услугах переводчика.

Image

translate@en-cn.ru

Copyright © 2014-2020. Переводчик с английского и немецкого. Москва.