Опасная химера: антиисковые обеспечительные меры на основе "права выступать ответчиком" по месту резидентности согласно Брюссельскому регламенту. Часть 5 из 5

Серьезные сомнения по поводу корректности и узость фактов, лежащих в основе решений судов Англии по делам о вынесении антиисковых обеспечительных мер (anti-suit injunction), позволяют предполагать, что их трудно использовать при разрешении отличных по обстоятельствам дел.

Источник: M Ahmed (Lancaster University), ‘A Dangerous Chimera: Anti-Suit Injunctions Based on a “Right to Be Sued” at the Place of Domicile Under the Brussels Ia Regulation?’

Что касается характера и возможности принудительного исполнения прав, возникающих в силу Брюссельской конвенции, судья Поттер в деле "The Eras Eil Actions [1995]" (1 Lloyd's Rep 64, п. [74]-[76]) отметил, что это не помогло охарактеризовать возбуждение дела в другом месте как покушение на право. На самом деле, судья отверг заключение о том, что антиисковые обеспечительные меры (anti-suit injunction), нацеленные на запрет слушаний в США, можно оправдать "правом" получать иски только в соответствии с Брюссельским режимом.

В том же духе судья Эндрю Смит в деле "Evialis S.A. v S.I.A.T." ([2003] EWHC 863 (Comm), [2003] 2 Lloyd’s Rep 377, п. [139(ii)]) отметил, что нельзя выносить судебный запрет для принудительного осуществления предоставленных Регламентом прав, когда такой запрет "выходит за пределы механизма Регламента".

Такой внутренний разрыв между предоставлением права в рамках Регламента ЕС и его принудительным осуществлением с помощью противоречивого и одностороннего средства защиты, предусмотренного общим правом Англии, возникает в силу того, что антиисковые обеспечительные меры не являются генеральной характеристикой гражданско-правовых систем.

Поэтому они не применимых в судах большинства государств-членов ЕС.

Более того, в деле "Turner v Grovit" ((C-159/02)EU:C:2004:228) Европейский суд постановил, что антиисковые обеспечительные меры не доступны в ситуациях с участием более чем одного суда государств-членов ЕС. Он также указал, что их введение равноценно вмешательству в гражданско-правовую юрисдикцию суда другого государства-члена ЕС и не совместимо с принципами взаимного доверия и полезного эффекта (effet utile).

В делах "Samengo-Turner" и "Petter" был доступен выбор юрисдикций для рассмотрения спора по одному и тому же основанию. В них не рассматривалась ситуация, когда основанию для иска, возникшему в ходе разбирательства в другом государстве, нельзя было дать ход в государстве резидентности ответчика. Брюссельский регламент не дает ответов на данный вопрос. С другой стороны, Статьи 33 и 34 Регламента в прямой форме регулируют ситуацию, когда иск уже рассматривается в другом государстве.

Отклоняя ходатайство о вынесении антиисковых обеспечительных мер, судья Лавендер (в первой инстанции) правильно решил, что "нарушение" Статьи 4(1) Брюсселя не является значительным фактором при осуществлении им своего права усмотрения на вынесение приказа.

При этом судья сослался на принципы, приведенные Лордом-судьей Тулсоном в деле "Deutsche Bank AG v Highland Crusader Offshore Partners LP". Он повторил, что в данном деле Англия является надлежащим местом для рассмотрения иска, но признал, что иск ответчика, предъявленный в Новой Зеландии, нельзя рассмотреть в Англии.

При этом он отклонил представленный довод об отсутствии значительной связи между сторонами и Новой Зеландией. Он указал на необходимость соблюдать вежливость и право новозеландского суда принять решение по иску и отклонить его, будь то по основанию отсутствия подведомственности или по любому иному.

Материалы на похожую тему:

Юридический перевод с английского и немецкого языка.

Москва.

Перевод с английского и немецкого языка: 400 руб./стр.

Стоимость перевода новых редакций ранее переведенных документов: 200 руб./стр.

Перевод законов: индивидуально (пишите).

Подробнее о стоимости и услугах переводчика.

Image

translate@en-cn.ru

Copyright © 2014-2020. Переводчик с английского и немецкого. Москва.