Апелляционный суд Гонконга предложил новую формулировку теста на признание имущества отмываемым доходом

Решение по делу "HKSAR v Harjani Haresh Murlidhar" вынесено апелляционным судом Гонконга 05.12.2019. В нем разъяснен и заново сформулирован тест на наличие разумного основания полагать, что имущество представляет собой преступный доход.

Источник: CFA’s reformulation of the test for money laundering offence

Суд постановил, что ответчик может быть признан виновным, невзирая на искреннюю веру в законности дохода, если неразумность данной веры будет доказана объективными стандартами с отсылкой к осведомленности ответчика в фактах и обстоятельствах.

В деле рассматривалось мошенничество по электронной почте. Преступники хакерскими методами получили доступ к электронной почте, с помощью которой заключался контракт на поставку, в рамках которого покупатель уплачивал продавцу 5% цены контракта на депозит. Мошенники направили покупателю новые банковские реквизиты (принадлежащие ответчику). Ответчик был арестован при снятии денежных средств со счета в Гонконге.

Ответчику было предъявлено обвинение в сговоре в целях совершения сделок с имуществом, которое в соответствии с фактом или предположением является преступлным доходом. Ответчик не оспаривал факт мошенничества с кражей электронной почты. Защита была построена на том факте, что, будучи бизнесменом, он считал мошенника представителем принципала по контракту на поставку и предполагал, что совершает законную коммерческую сделку.

Суд, со ссылкой на дело Pang Hung Fai, указал, что, пусть даже ответчик не был осведомлен в преступном происхождении имущества, он проявил небрежность в интерпретации фактов и имел разумное основание предполагать преступное происхождение денег. В итоге ответчик был осужден на 3 года и 9 месяцев лишения свободы.

После обжалования данного решения апелляционный суд, со ссылкой на дело Yeung Ka Sing Carson, указал, что искренняя вера в законность происхождения денег освобождает от ответственности, даже если такая вера является неразумной в силу объективных стандартов. Тем не менее, апелляция поддержала принятое решение, указав, что вера ответчика была не только неразумной, но и попросту ложной.

В третьей инстанции гонконгский суд последней апелляции (Court of Final Appeal) отклонил жалобу и пришел к выводу о том, что тест наличия оснований и их разумности имеет субъективную и объективную сторону. В связи с этим судом предложена следующая формулировка теста:

1. Какие факты обстоятельства, в том числе относящиеся к личной жизни ответчика, были известны ответчику и могли повлиять на его/ее мнение о том, что имущество представляет собой преступный доход? (субъективная сторона)
2. Если бы любое разумное лицо обладало бы той же информацией, что и ответчик, пришло бы оно непременно к выводу о том, что имущество представляет собой преступный доход? (объективная сторона)
3. Если ответ на пункт 2 утвердительный, то ответчик виновен, если отрицательный, то невиновен.

Таким образом, мнение ответчика не определяет ответ на вопрос о виновности с точки зрения факта совершения преступления в форме отмывания денег. Ответчик не может ссылаться на свое личное мнение без отрыва от фактов и обстоятельств дела.

Материалы на похожую тему:

Юридический перевод с английского и немецкого языка.

Москва.

Перевод с английского и немецкого языка: 400 руб./стр.

Стоимость перевода новых редакций ранее переведенных документов: 200 руб./стр.

Перевод законов: индивидуально (пишите).

Подробнее о стоимости и услугах переводчика.

Image

translate@en-cn.ru

Copyright © 2014-2020. Переводчик с английского и немецкого. Москва.